Беременна? На всю голову!!! Или как не сойти с ума за 9 месяцев! Часть12

День накануне дня Ч. или уже скоро все случиться…

- У нас теперь есть Стасик

- Да ну?!

Эта была реакция мужа на мое смс через 2 минуты после появления  на свет нашего сыночка.

Вообще, я знала с самого утра, что рожу сегодня ночью. Видимо, моему сыну казалось, что еще одна ночь в моем животе  - это уже слишком.

С утра дня Ч я чувствовала себя как обычно. Проснувшись на левом боку спиной к краю кровати, я совершила пару нелегких перекатывающихся движений с одного бока на другой. Теперь осталась малость – сделать подъем с утяжелением (пузом). И, вот мы встали. Хотелось спать, ночью снова были ложные схватки. На тот момент я, правда, не знала, что они ложные и полночи пролежала с телефоном в руках, считая промежутки между ними (ведь если промежутки одинаковые – то пора).  Ждала ощущений, которые многие описывали на форумах: сначала будто тебе в позвоночник вонзают спицу, потом в попе раскрывают зонтик, а, затем как мешком по животу.  Однако, были только легкие тянущие боли внизу живота. Я тогда еще подумала, что, если я и на самом деле рожаю уже – то  это, в общем-то, не больно совсем. Через пару часов они прекратились.

 В этот день мне надо было на прием к врачу. Единственное, почему мне хотелось туда попасть – это уточнить, правда ли у меня опустился живот. Накануне, самым настоящим образом прочувствовала, как малыш будто опускается вниз. Не очень приятно: сначала идет медленно и неприятно, а потом резко достигает нужного места. Мой «диагноз» врач подтвердила, и я начала морально готовиться к ЭТОМУ событию. Всем очень долго твердила, что мне совсем не страшно и, видимо, даже в этом убедила себя. Однако, когда это уже «вот-вот» -  страх, как червяк внутри, понемногу давил. Еще я не знала, чего больше боюсь:  как такой живот я смогу родить или того, как вести себя потом  с тем, кто в животе.

Как на зло, муж этой ночью был на работе, но «если что», обещал отвезти в роддом. Я вышла из женской консультации. Дождавшись трамвая, опять убедилась, что мой живот как всегда, лучше любого снотворного для всех сидящих в любом виде транспорта. Обидно, да и тяжело, я бы сказала.

Позвонил муж и, в очередной раз, спросил не приезжает ли сегодня «родственник»? Я сказала, что очень возможно. Это выражение у нас пошло после того, как муж подслушал мой телефонный разговор с подругой, которой я объясняла, что беременность на последних сроках – это как ожидание родственника на вокзале: устал ждать, но знаешь, что осталось недолго.

Все знают: еда для беременной – святое дело. Особенно, когда знаешь, что долгожданное событие вот-вот свершится, и тебя уже врач просто не успеет отругать за то. что ты снова потолстела на больше чем надо было. Я накупила вредного сладкого винограда, тортик, сникерс и бутылочку колы.

Лежа на диване (довольная и сытая от всякой съестной вредности) я поговорила с мамой, потом со свекровью – обеим сказала, что сегодня рожу. Обе не поверили. И, ровно через пять минут после всех бесед, в 22.00, у меня отошла пробка с небольшим количеством вод.  Я, дико счастливая, позвонила мужу и сказала, что возможно родственник приедет сегодня (т.е. уже завтра, конечно).  Но, я не совсем уверена, т.к. не уверена, что чуть-чуть жидкости – это были воды. Яндекс сказал, что отхождение пробки может означать наступление родов как через час. так и через две недели. Расстроилась. Легла дочитывать книжку, но на всякий случай отметила во сколько вышла из меня первая жидкость. И, через пять минут я поняла, что такое настоящие воды, когда промокли штаны за две секунды, и спасти меня смогла только непромокаемая пеленка. Я была счастлива и уверена уже на 100%, что это «оно».

Второй человек после мужа, которому я сообщила что рожаю – это брат мужа. Он решил проконсультироваться у меня, где бы можно было продать ружье для пейнтбола. Причем, поскольку я говорила как ни в чем ни бывало, он уточнил, не отвлекает ли он меня от этого процесса, услышав, что нет, консультацию все-таки получил!

Через полчаса приехал муж, застав меня с пеленкой, и бегающей самой за собой, подтирающей то, что выливалось из пеленки. Мы взяли носки, бутылку воды, тапки, документы и поехали. Мне кажется, мы оба не понимали, куда едем, и что вообще происходит. 

 

 

 

Роды

Я села на переднее сиденье машины. Казалось схватки уже пошли, причем с промежутками по 5 минут. Было почти не больно, только хотелось глубоко дышать. Муж ехал как умалишенный и спрашивал, больно ли мне, каждый раз когда я начинала по-другому дышать. Я,  ему улыбаясь говорила, чтобы он не торопился, т.к. первые роды не могут длиться два часа. Еще смеялась, что вдруг рожу за час, может у меня раскрытие уже огромное, все 8 см.

Мы зашли в приемный покой роддома №13 около 24.00. Меня попросили снять верхнюю одежду, а мужа упаковать ее. Я заполнила анкету и пошла на клизму с супер-сорочкой в руках. Сорочка действительно супер – как мешок из-под муки, еще и белая, только с разрезами для головы и рук. В таком виде я вышла к мужу, отдав последнюю одежду. Оба посмеялись над  моим внешним видом. Поцеловались и я пошла в родовое отделение.

 Нужно было подняться на второй этаж. С виду обычное отделение, было даже  подозрительно тихо. Меня вели куда-то в даль коридора...  Была такая странная хирургическая тишина.

Справа, в одной из родилок была открыта дверь -  кто – то уже рожал (и орал) головку ребенка. Я автоматически  повернулась, и мне сразу подступил комок к горлу от прелести картины. Я не успела вглядеться в подробности процесса, и попыталась сразу забыть этот эпизод.

И, вот моя родильная №4: кушетка, пеленальный столик, кресло и еще пару тумб. (простите за четкость, не до нее было:)

Меня осмотрели – это наверно одно из самых болезненных моментов родов. Раскрытие 1 см. Врач сразу предупредила, роды будут долгие.  Морально тяжело такое услышать. Очень. Я еще переспросила: «долго – это сутки?».  Мне сказали, что конечно, нет. Больше ничего не сказали.  Я так и осталась: только в своих предположениях, что же такое долго.  Посадили на мяч (фит-болл),  и просили прыгать на нем каждый раз как чувствую схватку.

-Как вы там? – спрашивал муж в смс

-Прыгаю на мяче

-А если ты слишком сильно прыгнешь? Он не лопнет?

Я даже рассмеялась, было совсем не страшно

Сказали можно еще ходить, стоять, но не лежать. Врач спросила, усиливаются ли схватки и становятся ли больнее? Я сказала, что да. На что она очень удивилась, т.к. я вообще не стонала и мне казалось, что все очень терпимо. Раз в полчаса меня отправляли «прогуляться» в туалет. Он был в конце того длинного коридора, по которому меня вели рожать. Коридор напоминал эпизод из фильма (если бы такой был) – «мир спасут пришельцы» - толпа переваливающихся необъятных созданий в одинаковой одежде, не обращающих внимание друг на друга и бредущих куда-то непонятно, но целенаправленно. Со стороны казалось, что этими созданиями управляют люди в белых халатах, сидящие в том же коридоре, и пьющие то ли чай, то ли кофе.

- Аня, помедленнее, когда начинается схватка останавливайся и дыши

- Таня, Таня! Да, я к Вам обращаюсь. Походите еще, Вам это сейчас то, что надо

Каждое создание периодически останавливалось, некоторые скрючивались и тихонько постанывали, другие просто начинали яростно глубоко дышать.  

Через час меня посмотрели еще раз – опять раскрытие 1 см. А, у меня уже отошли воды и безводный период очень опасен для ребенка. Он не может превышать 8 часов, т.е. рожать долго нельзя. Положили на кушетку и сообщили, что поставят капельницу и сделают эпидуральную анестезию. Анестезию не для того, чтобы обезболить, а для раскрытия шейки (для меня это было открытием). Меня очень спасало, что мы постоянно переписывались с мужем. Мне почти ни разу не сказали, что все идет хорошо. Это очень угнетало.

2 часа ночи. Анестезия в моем представлении оказалась не тем, что мне сделали.  Вошла медсестра с тележкой и врач-анестезиолог (с такими лицами только пытают – ни одной эмоции на лице). Врач попросил подписать какой-то документ, наверно о том, что я сама дала согласие на анестезию. Но, это мои предположения, мне пояснять на тот момент смысл документа почему-то не стали, хотя я была в прекрасном состоянии  и расположении духа. Врач попросил снять рубашку и сесть спиной к нему.

- А укол в попу?

- Нет, конечно! Зачем бы я тогда попросил Вас сесть ко мне спиной?

Умный такой, а попа что-ли не со стороны спины  находится???

- Будет два укола. Один болезненный, другой еще болезненней!

Блин, его садизму в институте что-ли учили?

Уколы оказались в спину. Оба и правда болезненные. У меня потемнело в глазах и зашумело в ушах. В таком состоянии только в обморок падают.  Сначала была мысль, что у меня аллергия и анафилактический шок – попросту «конечки» я начала свои отдавать. Мне дали понюхать нашатыря.

- Как же Вы рожать собираетесь с такими реакциями?! - «пошутил» все тот же врач.

Нет, он не садист. Он идиот, похоже.

Он ввел иглу в спину, а затем вдоль нее же приклеил резиновую тонкую трубку. Эта трубка соединялась с емкостью, в которой было обезболивающее. А, емкость теперь стояла на стуле рядом с кушеткой, на которой я теперь постоянно возлегала.

- Мне поставили анестезию, хочется спать

- Ну, вот и спи

Вообще, я боялась проспать роды и постоянно будила себя.

Мне казалось, что муж стоит рядом и держит за руку. Я уснула. Прошло  1.5 часа. Схваток я  вообще больше не чувствовала. В палате было темно, кроме меня никого не было. Проснулась я от того, что хотела переставить ногу, но …ее не почувствовала, и мое колено само по себе отвалилось к стенке. Меня это так испугало – как в фильмах, когда больные выходят из комы, а ногу-руку больше передвинуть не могут.  Анестезия охватила всю нижнюю часть тела. Было очень неприятно. Такое ощущение беспросветности.

Я лежала на одноразовой пеленке в большой холодной луже и боялась даже подвинуться, чтобы лужа не пролилась на простыню. У меня все еще отходили воды. Ногу все-таки удалось переложить двумя руками. Хотелось поднять попу, но это уже было совсем нереально.  Хотя, это далеко не самое страшное. В этот период самым страшным было ожидание.

4 утра. Меня еще раз осмотрели. На этот раз из-за анестезии мне уже было не больно. Раскрытие 3 см. Взволнованные лица врача и акушерки. Шприц в капельницу – окситоцин (средство, усиливающее схватки).

-Раскрытие 3 см

- Я тут прочитал, что раскрытие до 4 см длится 5-6 часов, а дальше уже быстрее. Так что тебе недолго осталось мучиться.

Мне стало намного легче. Потому что тогда  мне казалось, что я так буду лежать еще сутки.

К моему животу постоянно был подключен аппарат с электродами (КТГ), контролирующий сердцебиение малыша и схватки. Через какой-то промежуток времени врач увидела, что когда у меня идет схватка – сердцебиение малыша замедляется. Мне сказали глубоко дышать каждую схватку. Я дышала как спасенный утопленник – но не помогало. Снова взволнованные лица персонала. Мне дали кислородную маску и велели делать тоже самое (глубоко дышать), но в маске. В маске дышать тяжело, как в теплице жарким летом. Постоянно хотелось ее снять, но акушерка сказала, так малышу лучше.

7.30 утра. Я начала чувствовать схватки, но совсем не отчетливо, скорее, я больше просто видела, как сжимается живот и как монитор показывает интенсивность схватки. Именно по монитору я и ориентировалась, когда надо начинать глубоко дышать. Эти цифры на мониторе – 10,20,30,60% (это интенсивность схватки) так и преследовали меня еще пару дней в роддоме.

9.00 Уже рассвело. Схватки стали сильнее. Начала отходить анестезия, я, наконец, смогла чувствовать  свою нижнюю часть тела. Боль стала намного сильнее. Пришел анестезиолог и спросил, не надо ли еще обезболить – я отказалась, мне показалось, так будет намного быстрее. И, это действительно было так. Схватки стали раз в 1.5 минуты. Акушерка спросила, не появилось ли ощущение, что что-то мешает в заднем проходе – я сказала да. Это был признак, что ребенок уже близко. Я видела озадаченное лицо врача – шейка матки очень тугая и она  могла на пропустить ребенка. Я понятия не имела что это означает, и какие действия они будут предпринимать. Каждую схватку мне почти орали:

- Какаем! Какаем!

Это означало, что свои усилия нужно направлять так же, когда и правда какаешь.

 Очень неприятно, кажется, что ты и правда обделаешься. Врач сказала, что если все так и пойдет может рожу к 12.00. Это ободряло, но вот слово «если», навевало неуверенность.

9.30  При каждой схватке было уже больно, но терпимо. Самое неприятное, когда акушерка начала выдавливать ребенка, просто ооочень сильно нажимая на живот. Казалось, дыхания не хватит. Очень хотелось сказать «ну не надо больше, неужели не видно, что мне больно». Мне сунули под язык валидол – видимо один из аппаратов показал, что сердцу моему не очень нравится это мероприятие.  Эти полчаса наверно были самые тяжелые, я даже иногда подвывала и подвизгивала. Помню, как заискивающе  смотрела в глаза врачу и акушерке. Очень хотелось, чтобы хоть кто-то подержал за руку…На этом этапе, помню, было очень жарко. Безвыходность ситуации, осознание, что прекратить процесс и обезболить его уже нельзя (на время потуг обезболивание не делают, чтобы реальнее чувствовать свое тело) обезоруживала.

10.00  Когда мне сказали, что пора на кресло, я была в шоке. Не думала, что скоро уже все закончится. Казалось, что это все будет длиться вечно. Кушетку, на которой я лежала, подкатили к креслу, я переползла на него. Тут услышала, как анестезиолог сказал, что голова у ребенка большая. Акушерка взяла скальпель и сказала врачу «меньше знает – лучше спит». Я поняла, что меня сейчас будут «резать». Стало немного мутно от этого в голове. Кстати, я была в полном сознании, успевала думать: «как это столько людей смотрят «туда»?!».

Схватки, казалось, шли через каждые 7-10 секунд.  Меня разрезали три раза (я имею в виду эпизиотомию), для того, чтобы головка ребенка прошла и не порвала мне все ткани. Было вообще не ощутимо разрезов, только понимание, что тебя режут не очень радовало. Мне еще и от этого сразу что-то подкатило к горлу.

Уже каждую схватку, т.е. каждые 7 секунд мне орали:

-Какаем!

-Думаем только о ребенке!

- Не орем и не дышим!

Как можно думать только о ребенке, если больно сейчас мне – было тогда недосягаемо для моего мозга.  Все эти указания сделать невероятно тяжело. В один момент мне показалось, что я больше не могу. Но, понятно, что хода назад нет. Было ощущение, что сейчас от потуг лопнет перепонка в ухе и еще, будто я сейчас разорвусь. Мне надо было вытолкнуть ребенка, только это было реально физически тяжело, как на фитнесе в первый раз попасть в группу для подготовленных (кстати, наличие пресса очень помогает!).

- Не останавливаемся, тужимся! Если сейчас остановишься – головка обратно уйдет!

В этот момент я вспомнила, как мой муж ждет ребенка, нашего Стасика, представила его лицо и …вышла головка. Больно, но это все очень быстро. Потом еще схватка – плечики. И, еще одна – как из пулемета все остальное тельце.

10.25  Родился новый человечек – Станислав Леонидович. Стало моментально легче. Я подняла голову – он такой синий и с какой-то необъятно толстой пуповиной – в диметре наверно около 5см. (она вся витая, как канатик). И, вот его первый крик. И, вот мое окончательное облегчение – все в порядке! Его обтерли чем-то и дали мне поцеловать в попку и в личико. Меня попросили потереть соски и потужиться, но это не понадобилось – плацента и так вышла очень быстро, опять как из пулемета.

Если честно, не помню, как оказался телефон у меня в руках, но буквально через 5 минут после родов я уже строчила мужу:

-Теперь у нас есть Стасик

И его шокированное.

-Да ну?!

-Я серьезно, рост 51 см, вес еще не сказали

Тут видимо до него все-таки дошло.

-Позвони мне как сможешь

Тут меня снова переложили на каталку и подвинули к моему сыночку. Он такой сморщенный, уже весь закутанный в одеяло и пеленку. Все быстро куда-то подевались, только зашел анестезиолог и ввел еще обезболивающего для зашивания разрезов. Мы с моим малышом остались наедине. Он лежал на пеленальном столике с подогревом от лампы, такой весь тепленький, такой…родной, даже не верилось еще, что это мой сыночек. Подниматься  было еще тяжело и я дотянулась рукой с телефоном, чтобы сделать первое фото моего детеныша.  Я позвонила мужу и велела ему рассказать родителям, но потом решила своей маме позвонить самой.

-Бабуля, как дела? Поздравляю тебя со Стасиком.

-Что? Ты шутишь?

-Ага, шучу, прямо ушутилась вся!

-Боже мой, да как же ты одна?!

И свекровь сказала почти тоже самое. Вроде как « что же вы не позвонили ночью – мы бы приехали!».

 И рожали бы мы все дружно!

Потом, видимо в послеродовом шоке, я разослала смс почти всем кому могла.

Вошла врач, отсоединила капельницу из руки и повезла меня в операционную «зашиваться». Уже было не страшно. Я просто знала, что больнее уже не будет. Снова велели переползти на кресло, подсоединили кучу датчиков, постоянно измеряющих  давление и еще кучу всего. Больно не было, зашивали около получаса – мне тогда казалось, что у меня там одни швы и зашивают меня наглухо!

Через полчаса я уже лежала в коридоре под одеялом по самый нос (отходила анестезия- было жутко холодно) и ледяной бутылкой на животе, чтобы быстрее сокращалась матка. Сначала я думала, что меня вот так взяли и бросили в коридоре, а оказалось это специально, чтобы быть под всеобщим наблюдением. Я лежала одна – Стасика отвезли в детское отделение. Лежала и плакала…

- Я так вас люблю, ты себе даже не представляешь… (смс мужу)

Подошла врач и спросила почему я плачу?

- От счастья…улыбнулась я

Вот так все и закончилось…или…только началосьJ

 

КАПЧА
Помогите нам избежать спама и определить, кем вы являетесь: человеком или компьютером.
Image CAPTCHA
Введите символы, изображенные на картинке выше.